[ к Оглавлению ]

Глава XI. ГЛАВНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ТРУД КАПИТАНА
(1981–1994)

Научная активность капитанаМорские историки питерского розлива«Судьба парусников-гигантов»Гукор «Кроншлот»Издательство «Судостроение»Вершина:"Школы под парусами" – – Друзья-ветераныРезультат налицоФинал

Научная активность капитана

Начало 1980-х годов. Мысли капитана, перенесенные на бумагу, не ложатся ни в стол, ни на полку. Редакции питерских газет и московских журналов уже запеленговали перспективного «начинающего» автора, владеющего интересной темой, способного создавать легко читаемые статьи научно-популярного исполнения. Все, что выходит из-под пера П.С. Митрофанова, получает зеленую дорогу.

11_01: Теперь - исследователь и литератор.

Теперь – исследователь и литератор.

Но очень скоро капитан Митрофанов начинает понимать, что этого ему мало. Одно дело, улавливать какие-то важные веяния, осмысливать их, придавать им удобоваримую литературную форму, публиковать написанное, ориентируясь на «широкого читателя». Другое дело, создавать оригинальный продукт – заниматься самостоятельными исследованиями.
И вот человек, напомним, так и не успевший получить высшего образования, наводит мосты, устанавливает профессиональные контакты с исследовательскими и проектными организациями, начинает создавать полноценный интеллектуальный продукт, принимать участие в работе научно-технических конференций.

* * *

Капитан находит себе единомышленников и «контрагентов» в кругу сотрудников ЦНИИМФ, ЛЦПКБ, ЛКИ, НКИ. Наиболее доверительные контакты устанавливаются с Г.А. Алчуджаном (ЦНИИМФ) и другом молодых лет Г.М. Кудреватым (ЛЦПКБ), а также с профессором Ю.С, Крючковым (НКИ). Проделанная в эти годы работа не остается без внимания судостроительной общественности. Кое-что получает и официально оформленное одобрение:

«Научно-техническое общество судостроительной промышленности имени академика А.Н. Крылова
Черноморское межобластное правление ПРИСУЖДАЕТ

Тов. Митрофанову П.С…  Диплом третьей степени за лучшую работу «Анализ рациональных маршрутов и достижимых скоростей грузовых парусных судов», представленную на конкурс 1981/1982 годов на лучшие работы в области ветроэнергетических установок.

Основание: Постановление президиума Черноморского межобластного правления НТО
26 августа 1982 г.
Председатель межобластного правления
Председатель конкурсной комиссии»

11_02: "Труды НКИ". 11_03: Диплом III степени. 11_04: Карты изохрон.

11_05: Карта "от Лизарда".

Карта изохрон «от Лизарда»

11_06: Карта "к Лизарду".

Карта изохрон «к Лизарду»

е так уж плохо для человека, который не оканчивал ни институтов, ни академий, тем более, аспирантур? Для человека, которому полагалось бы скорбеть о понесенных поражениях и пережитых ударах судьбы, о физической невозможности быть столь же бодрым, как десять, двадцать и тридцать лет тому назад?

Морские историки питерского розлива

Впрочем, моряку горевать действительно некогда. Разработки требует еще один, теперь уже историко-литературный «Клондайк». Как-то незаметно, без особых усилий, капитан Митрофанов, моряк и начинающий литератор одновременно, становится своим в сообществе питерских морских историков – людей знающих и творчески плодовитых. Не без амбиций, однако, нередко с ревностью воспринимающих успехи коллег, не терпящих присутствия в своем кругу дилетантов.
В чем-то индивидуалисты, во многом это люди не чужды стремлению к взаимному общению: в рамках формальных мероприятий, в обстановке дружеских пирушек. Центром притяжения этого пестрого сообщества выступает В.Е. Чернобривец, редактор исторический секции отраслевого журнала «Судостроение».

* * *

Капитан Митрофанов по разным причинам не особенно жалует мероприятия, связанные с нарушением «спортивного» режима. Но по части встреч по существу, он прогулов не допускает.
И заметить нужно, что лишь в какой-то мере уважительное отношение к «новичку» в этом круге определяется его былыми служебно-производственными подвигами.
Главное в этом деле – материальный продукт, серия публикаций, одна за другой появляющихся в «Судостроении», на журнальных полосах, курируемых В.Е Чернобривцем. Кто-кто, а уж Виталий Ефимович умеет ценить востребованных читателем авторов.
Не секрет, что значительная часть подписчиков «Судостроения» текущих лет – это почитатели исторического раздела журнала. Немалая часть редакционной переписки возникает по следам выступлений капитана Митрофанова. Очень важен, однако, и еще один момент, но о нем чуть ниже…

* * *

Уже увидели свет статьи о «Товарище-I» и «Товарище-II», «Седове» и «Крузенштерне», баркентинах финской послевоенной постройки («Кропоткин» и другие суда той беспрецедентной серии). Знатокам морской истории очевидны как самодостаточность отдельных публикаций, так и внутренняя их взаимосвязь: начинающий историк определенно выходит на свою тему. В ее границах он становится лидером, специалистом номер один.
Такое ценится высоко. И действительно, какие могут быть возражения по поводу строк, касающихся судеб «Седова» и «Крузенштерна»? Кто и что может возразить по поводу слов, сказанных капитаном Митрофановым? Это он знает эти суда, от киля до клотика. Кто может поставить под сомнение материалы, относящиеся к «Товарищу-I». Это он, предвоенных лет курсант Митрофанов, драил палубу того парусника, взбегал по его вантам.

* * *

Всего этого мало, однако. Тем и отличаются морские историки питерского круга, что верят лишь фактам, истинность которых имеет подтверждением результаты архивных изысканий. Не столько личный опыт, не столько умение описать нечто думанное и передуманное, ценятся – готовность, потребность и умение работать с архивными материалами.
Зная об этом, или следуя каким-то интуитивным внутренним установкам, но капитан Митрофанов становится частым гостем не только Центральной Военно-морской библиотеки, но и Центрального Военно-морского архива. Сил не так много, и путь от «маршала Жукова» до нынешней Миллионной улицы, прямо сказать, не близок. Но, тем не менее, капитан Митрофанов проделывает его по нескольку раз в неделю.
Временами он ходит в ЦВМА как на работу. К нему тут уже привыкли, доброжелательные сотрудницы архива почитают изыскателя за своего человека. Его постоянно видят в залах архива, с ним уважительно и охотно общаются коллеги по историко-морским изысканиям. Такой капитан Митрофанов – явно их человек.

«Судьба парусников-гигантов»

В те же плодотворные 1980-е годы параллельно развивается еще один процесс. У капитана Митрофанова устанавливается взаимно доверительный контакт с редакцией журнала «Катера и яхты».
Конкретный повод к приятным беседам таков. В мудрой голове ответственного секретаря Ю.С. Казарова, наблюдавшего со стороны за творческими разворотами пишущего человека П.С. Митрофанова, рождается мысль – опубликовать в «Катерах и яхтах» серию очерков с говорящим названием «Судьба парусников-гигантов».
Того еще не знает Петр Сергеевич, но это уже известно Юрию Суреновичу: серия должна состоять из десяти очерков, по одному в каждом следующем выпуске «Катеров и яхт». В научно-популярной и одновременно художественной форме должны быть представлены былые гиганты парусного мира, примерно так, как это было исполнено в журнале «Судостроение» в отношении «Седова» и «Крузенштерна», например.
Только характер изложения должен быть чуть-чуть иным, и содержание – чуть с большим акцентом именно на «судьбы». Представлены должны быть самые-самые, герои ушедшего времени, гиганты последних лет парусного века. Что это будут за парусники, решить должен сам капитан Митрофанов.

* * *

Работа в темпе одной статьи в два месяца по душе, и в целом по силам приобретающему популярность литератору Митрофанову, только бы здоровье не подвело. Благом для него оказывается, что по этому поводу нет нужды искать материалы на стороне, рыться в каталогах ЦВМБ и ЦВМА, таскать взад-вперед тяжеленные книжки, подшивки журналов.
Заветные тома Б. Лаббока и Г. Андерхилла, а также много чего еще, читанное и перечитанное, все это стоит на домашней полке. Намечающаяся работа дает приятный повод перелистать любимые книги еще по нескольку раз.

11_07: Заставка серии "СПГ".

Первый очерк серии «Судьба парусников-гигантов» появляется в весенне-летнем 1980 года выпуске «Катеров и яхт». Авторов, раскрывших пахнущий типографской краской журнал, потрясает вид придуманной художниками заставки: пятимачтовый гигант под всеми парусами, с легким креном уходит вправо и от нас; левее и ниже крупным жирным шрифтом набран бросающийся в глаза заголовок – «Судьба парусников-гигантов», тут же пропечатаны имена авторов. Потрясает и тираж выпуска журнала: 151 тыс. экземпляров!

* * *

Где-то ко времени завершения этой серии случается заход обновленного «Седова» в Ленинград. Не отметить это событие подготовкой сверхпланового очерка просто нельзя. Еще один выпуск «Катеров и яхт» используется для публикации послесловия авторов к серии. В конечном счете, получается такой расклад.
Собственно серию составляют десять штатных очерков, весь материал получается упакованным в одиннадцать выпусков «Катеров и яхт», следующих один за другим:

Очерк 1. Пятимачтовый барк «Франс»
Очерк 2. Пятимачтовый барк «Мария Рикмерс»
Очерк 3. Пятимачтовый барк «Потоси»
Очерк 4. Пятимачтовый корабль «Пройсен»
Очерк 5. Семимачтовая шхуна «Томас У. Лоусон»
Очерк 6. Четырехмачтовый барк - танкер «Дейляйт»
Очерк 7. Пятимачтовый барк «Р. Ц. Рикмерс»
Очерк 8. Шестимачтовая деревянная шхуна «Вайоминг»
Очерк 9. Пятимачтовый барк «Франс II»
* * * Третье рождение «Седова»
Очерк 10. Пятимачтовый барк «Копенгаген»
* * * Послесловие авторов серии «СПГ»

май–июнь, 1980 г.
июль–август, 1980 г.
сентябрь–октябрь, 1980 г.
ноябрь–декабрь, 1980 г.
январь–февраль, 1981 г.
март–апрель, 1981 г.
март–апрель, 1981 г.
май–июнь, 1981 г.
июль–август, 1981 г.
сентябрь–октябрь, 1981 г.
ноябрь–декабрь, 1981 г.
январь–февраль, 1982 г.

* * *

Преувеличением было бы назвать наблюдаемый успех оглушительным. Но письма, потянувшиеся в редакцию журнала, на редкость доброжелательны. Капитан Митрофанов, во многом все-таки поборовший последствия той злой болячки, испытывает прилив сил, творческих в том числе. Среди людей, интересующихся морем и парусами, он приобретает теперь абсолютную известность. В круге морских историков его признают уже звездой первой величины.

Гукор «Кроншлот»

Между тем, архивные бдения приносят свой, просто замечательный плод. Находка бесконечно радует самого капитана Митрофанова, ее с любопытством воспринимают коллеги – морские историки, не все они могут похвастаться подобными достижениями. Предыстория и существо дела таковы.

* * *

Капитана Митрофанова, отдавшего много времени и сил пропаганде и практической реализации идеи полезности учебных плаваний под парусами, с какого-то момента начинают интересовать ответы на глубинные, хотя и простые внешне вопросы.
Действительно, мы, граждане своего отечества, владеем крупнейшими в мире учебно-парусными судами. «Седов», так это просто самый большой в мире учебный парусник. Нам есть, чем гордиться, и мы гордимся. Но учебно-парусные суда, у нас в России, с чего все началось, когда началось? Кто стоял у истоков достойного дела, с чего все пошло?
Ясность в таких вопросах важна для П.С. Митрофанова, ход его рассуждений понятен. Если мы неофиты, тогда все мы оказываемся как бы наследниками «Катти Сарк», условно говоря, и гордиться нам особенно-то и нечем.
Если же мы, вдруг, имеем в этом деле крепкие национальные корни, издалека идущие традиции, тогда все и складываться должно по иному. В таком случае, вступая в океанские состязания с англичанами и французами, датчанами и шведами, к примеру, в рамках «Операции парус», мы чувствовать себя должны отнюдь уже не бедными родственниками, сторонними гостями на чьем-то замечательном празднике.

* * *

Где искать ответы на вопросы этого ряда? Конечно же, в архивных фондах. И капитан Митрофанов отправляется в виртуальное путешествие. Начинается оно, естественно, в наши дни. Развивается это виртуальное путешествие в направлении, обратном реально текущему времени. Отечественная история учебных плаваний прослеживается по оси времен: от «Седова» и «Крузенштерна» к «Товарищу», от «Товарища» к «Марии Николаевне» и «Стрелку». От них далее к «Надежде» и «Урании», все дальше и дальше в глубь российской истории.
Цель путешествия конкретна: нужно разыскать пожелтевший клочок бумаги, на котором впервые были бы прописаны слова: не просто «учебное плавание» – что угодно можно выставить учебным плаванием, но специально построенное или специально выделенное «учебное судно».

* * *

Конечным пунктом воображаемого путешествия капитана Митрофанова оказывается далекий 1739 год. Специально выделенным учебным судном получается гукор «Кроншлот». Человеком, того не ведавшим, что ему удалось предвосхитить, становится известный полярный исследователь, лейтенант С. Малыгин.
Это в его записке, в мае 1738 года поданной на высочайшее имя, фигурируют заветные слова по поводу регулярных плаваний с «малолетними учениками»:

«Чтобы в команду… дано было судно… ежегодно ходить к городу Архангельскому».

Исторические хроники свидетельствуют, что первое плавание настоящего учебного судна под флагом России состоялось в следующем, 1739 году. В совместный поход были отправлены фрегат «Амстердам-Галей» и миниатюрный «Кроншлот».

Схема: Гукор "Кроншлот".

Гукор «Кроншлот»

Экспедиция в целом получилась не вполне удачной – потерян был фрегат, закончивший свои дни на камнях вблизи нынешнего польского порта Свиноустье. Ирония судьбы: происходило это в тех краях, припомнить можно, в которых через двести шесть лет германская сторона и союзники будут передавать советскому ВМФ парусники «Коммодор Йонсен» и «Падуя».
Впрочем, факт гибели «Амстердам-Галея» ничего не меняет. Гукор «Кроншлот», испрошенный для регулярных плаваний, что важно, исключительно в учебных целях, с легкой руки капитана Митрофанова получает статус первого российского учебно-парусного судна. Лейтенант С. Малыгин становится в наших глазах прародителем отечественного флота учебно-парусных судов. Временная отсечка по этому поводу – 1739 год.
Очень важная страничка отечественной морской истории теперь прояснена, прописана четко. Теперь уже все разговоры по поводу наследников «Катти Сарк» – отставить, навсегда!

Издательство «Судостроение»

Естественным порядком капитан Митрофанов становится желанным гостем еще и в издательстве «Судостроение» (не путать с редакцией журнала «Судостроение»). Помнится, первый контакт был установлен в связи с подготовкой издательством по заказу МРХ красочного альбома – рассказа в фотографиях о плаваниях новейших времен «Седова» и «Крузенштерна». Автором фотографической части альбома выступал Г.Н. Костецкий, давнишний знакомый капитана Митрофанова.
Ему, министерскому куратору парусных практик, удавалось некоторое время совмещать приятное с очень полезным. Участник нескольких дальних плаваний в качестве инспектирующего лица, Глеб Николаевич не расставался с фотоаппаратом. Фототехника его хороша, сам капитан дальнего плавания Г.Н. Костецкий не боится высоты, результаты съемок – просто великолепны.
Материал, на основе которого будет выстроен альбом, имеется.
Нужен еще вступительный текст, а также кое-какие консультации по части поясняющих текстов. Кого привлечь к этому делу?
Вероятно, с подачи Г.Н. Костецкого издательство привлекает в качестве автора по литературной части капитана Митрофанова. Результат проделанной работы устраивает всех: и авторов, и заказчиков из МРХ, и издательство «Судостроение».

* * *

11_08: МЭС.На момент запуска проекта издания двухтомного «Морского энциклопедического справочника» (выпущен в свет в 1986 году) у руководства издательства нет сомнений в вопросе – кого пригласить в качестве ключевого автора по статьям с толкованием терминов сферы парусного вооружения.

Все, что касается вооружения спортивных и малотоннажных судов, дается на откуп активу редакции «Катеров и яхт», Д.А. Курбатову, в первую очередь. Все же, касающееся парусного вооружения крупных судов направляется для исполнения капитану Митрофанову.

Понятно, что сложное дело выстраивания справочника такого ранга – порядка трех сотен авторов – не обходится без естественных претензий, споров и конфликтов. И это существенно. При этом нельзя не заметить очевидного факта: статьи, приготовляемые или визируемые Д.А. Курбатовым и П.С. Митрофанов, проходят лабиринт издательской обработки без видимых или ощущаемых всплесков эмоций.

* * *

Исходя из этого опыта, наверное, о капитане Митрофанове вспоминают, когда в издательстве «Судостроение» подходит срок сдачи в печать переводной книги Дж. Кэмпбелла «Чайные клипера».
11_09: "Чайные клипера".Оригинальная книга – большого формата, с большим количеством чудесных графических иллюстраций, гравюр. Проблемы с работой над ней, однако, начинают возникать практически с момента старта.

Вначале выясняется, что нет, и не будет разрешения на воспроизведение оригинальных иллюстраций. Приходится звать на помощь великого морского рисовальщика Е.В. Войшвилло. Он начинает готовить свои версии иллюстраций – по мотивам оригиналов.

Потом в силу каких-то причин издательство оказывается вынужденным отказаться от альбомного формата книги. Достаточно скоро становится ясно, что с переходом к компактной версии издания его художественная прелесть уходит безвозвратно. Ситуацию не может перебороть даже талант Евгения Валерьяновича.

Дальше – хуже. По некоторому легкомыслию, упустив время, редакторы начинают разбираться, насколько перевод книги адекватен оригинальному тексту – в нем специфических терминов не меньше, чем «человеческих» слов. Капитан Митрофанов, приглашенный в качестве эксперта, ознакомившись с гранками, хватается за голову: неточностей в тексте никак не меньше, чем самих специфических слов.
Дальнейшее не удивляет людей, хорошо знающих П.С. Митрофанова. На общественных началах – все выплаты по книге уже сделаны, фонд исчерпан – моряк проводит две недели в тесном общении с редакторами и переводчиком. Итог: сроки сдачи книги в печать, конечно, упущены, но не сильно. Уверенности у лиц, подписывающих «Чайные клипера» в печать, заметно прибавляется. Книга спасена.

Вершина: «Школы под парусами»

В середине 1980-х годов капитан Митрофанов приступает к главному своему литературному труду. С издательством «Судостроение» подписан договор на написание книги «Школы под парусами».
Это далеко не мемуары, но в этой книге должно сойтись все, что было накоплено за годы капитанской жизни.
«Школы» – это, конечно же, отечественные учебные суда: от малыгинского гукора до судов современной постройки. «Под парусами» – это, конечно же, последовательное проживание идеи проведения начальных морских практик именно на крупных парусных судах. Все хронологически последовательно, обязательно с раскрытием жизненных обстоятельств, судеб судов и людских судеб. И, конечно же, данные по судам, чертежи. Чем больше чертежей, тем лучше. Детальность их прорисовки – наивысшая, допускаемая избранным книжным форматом.

* * *

Издатель и авторы книги искренне полагают, что работа не будет очень сложной. Опыт накоплен немалый, все нужные материалы у авторов под рукой. Но не тут-то было. Очевидное более опытным книжным авторам, становится теперь очевидным и авторам «Школ под парусами».
Дистанция между статьей, даже самой большой и сложной, даже серией статей, и книгой на удивление велика.
Положительный опыт возрастает, но сроки буквально горят. Издательство, как ему и полагается, негодует, но терпит, переносит срок представления рукописи. Издательству «Судостроение» нужен автор П.С. Митрофанов, нужна эта книга. Авторов к ответственности призывает главный редактор издательства А.Л. Митрофанов – однофамильцы собрались?
Самому П.С. Митрофанову приходится нелегко. Со всех сторон к нему подступают новые недуги. Ничего необычного – возраст, сердце, но активному человеку это так мешает. Уже и не вспоминаются времена, когда проблемой не было взбежать по вантам. С этажа на этаж, и то теперь приходится ждать лифта. Собственный мотор не тянет, пульс ни к черту. Цвет лица не радует. И зрение становится не лучше.

* * *

Грандиозное спасибо медикам, заставившим капитана Митрофанова пойти на операцию. Рядом с собственным мотором, где-то там, в его грудной клетке с этих пор будет тикать кардиостимулятор.
Пульс возвращается к норме. Пациент шутливо хвастается тем, что теперь он может потребовать, ему могут назначить любой сердечный ритм. Но кажется, что добрые люди, врачи, сами назначили нужный ритм.
Цвет лица капитана Митрофанова приходит в норму. Метро и автобусы перестают для него быть проблемой. От услуг лифта иногда можно и отказаться. Главное же для капитана – возвращается возможность заниматься делом и общаться с коллегами, пишущей братией.

* * *

Уф! Рукопись «Школ под парусами» подготовлена и сдана, как и полагается, комплектно. Издательство поручает работу над ней обаятельной Т.И. Ильичевой, если не самой авторитетной, то одной из лучших представительниц группы редакторского состава издательства «Судостроения». Татьяна Ивановна, выступая в качестве «директора книги», старается быть в меру строгой с авторами, и ей это вполне удается.
Свои замечания представили уважаемые рецензенты: В.Г. Крайнюков и А.А. Чечулин, корабел и моряк соответственно. От первой до последней страницы рукопись просмотрел научный редактор издания, профессор-корабел А.Н. Холодилин. Замечания есть, но странно, их оказывается меньше того, что ожидалось.
Одаренный копиями чертежей, множеством фотографий трудится Е.В. Войшвилло: книга будет содержать девятнадцать полосных рисунков – акварелей, потому получается полный цвет на этих полосах. Издательство идет на немалые расходы. По поводу обложки будущей книги, не торопясь, размышляет Э.А. Бубович. Несколько цветных миниатюр готовит В.Е. Корнилов. Художественную часть контролирует Е.Я. Радомысльский. Много работы у женского коллектива машинописного бюро, руководимого «играющим тренером», обаятельной Евгенией Алексеевной.
Издательские «графини» приступают к копированию графических иллюстраций, больше других графической работы достается И.Р. Зыковой. Тушь, ресфедер, перо, лекало, калька – об издательских компьютерах пока еще и речи нет, первые версии Corel Draw и FreeHand появятся только через десяток лет.
Машинистки, вглядываясь в пометки редактора, перепечатывают рукопись, один лист за другим – до чудес Microsoft Word тоже еще очень далеко. Свое дело знают корректор и технический редактор, Е.П. Смирнова и Р.К. Чистякова. Всеми процессами руководит Т.И. Ильичева. Татьяной Ивановной руководит Дмитрий Васильевич Павлов, заведующий редакцией судостроительной литературы.

* * *

В душе капитана Митрофанова царит праздник. Есть особый повод. Так уж получается, что его соавтор по «Школам под парусами», пока, суть да дело, выигрывает конкурс и становится главным редактором «Судостроения», центрального научно-технического издательства, того самого.
На место главного редактора Анатолия Леонтьевича Митрофанова приходит главный редактор Валентин Петрович Митрофанов. В головах друзей издательства от этого возникает некоторый сумбур, но достаточно скоро период невольных недоразумений заканчивается…
И тени нет самодовольства, но насколько же приятно капитану Митрофанову явиться на очередной сбор морских историков как бы в новом качестве – с починенным «мотором», в бодром состоянии. А тут еще и поздравления со всех сторон. Авторы народ зависимый – от этих чертовых издателей, и если уж кому-то довелось «приблизился» к издательским верхам, так тут уж и пошутить и порадоваться можно. Всерьез и шутейно можно поревновать, позавидовать.

Друзья-ветераны

Большим праздником для капитана Митрофанова становится каждая возможность подняться на борт «Седова». Еще большей наградой для него становится возможность не просто быть гостем экипажа судна, но гостем в составе большой группы приглашенных ветеранов. В ходе таких встреч моряки не делятся на ветеранов «Седова» и «Крузенштерна» – они ощущают себя единым сообществом, единым организмом.
Такие встречи получаются наиболее представительными во времена «периода правления» капитана А.Б. Перевозчикова. При всей своей занятости, при каждом посещении судном Ленинграда, Алексей Борисович не упускает возможности организовать встречу с ветеранами, естественно, на борту УПС «Седов».

11_10: Перевозчиков.

А.Б. Перевозчиков

В ходе одной из встреч с ветеранами Алексей Борисович прилюдно делает Митрофановым бесценный дар, вручает синюю папку с четырьмя роскошными фотоснимками, сделанными в день спуска «Магдалены Винен» на воду.

11_11: Форштевень "Магдалены" устремлен...

Форштевень «Магдалены» устремлен к небу.

11_12: Минуты до момента начала...

Минуты остаются до момента начала процедуры.

11_13: Спуск начался...

Спуск начался несколько секунд тому назад

11_14: Спуск состоялся.

Спуск состоялся.

Ко времени начала правления капитана В.М. Мишинева ряды ветеранов-парусников успевают заметно поредеть. Жизнь в целом возрастает в проблемах различного рода. Традиции встреч Виктор Михайлович поддерживает по мере возможности, но сами эти встречи теряют былую масштабность.

* * *

Со стороны военных ветеранов наибольшую активность проявляют бывшие подчиненные П.С.  Митрофанова: Е.Н. Волков, В.Е. Степанов, А.А. Бондарь. Евгений Николаевич, хранитель массы документов и других материалов истории «Седова», чаще других выступает организатором встреч.

11_15: Кронштадт, ветераны на ступенях Морского собора.

Кронштадт, ветераны на ступенях Морского собора

11_16: Ветераны у борта УПС "Седов"

Кронштадт, ветераны у борта УПС «Седов»

Виктор Ефимович, бывший старпом «Седова», трудится в составе группы экскурсоводов корабля-музея «Аврора». Алексей Авксентьевич, бывший седовский медбрат, удивляет больше других. Выясняется, что ему по силам – пройти путь от низового медицинского работника до доктора биологических наук.

11_17: В.Е. Степанов.

11_18: Евгений Николаевич Волков.

Е. Н. Волков

В. Е. Степанов

Нанося частные визиты, связанные с посещением УПС «Седов», ветеран П.С. Митрофанов не отказывает себе в удовольствии, прихватить с собой сына и внука, кого-нибудь еще из своих близких друзей и приятелей.

11_19: ПСМ и ВПМ.

П.С. Митрофанов, В.П. Митрофанов

11_20: В компании И.А. Квятковского.

В компании И.А. Квятковского

удовольствием компанию семейству Митрофановых в подобных случаях составляет, пусть, и не ветеран «Седова», но более чем успешный литератор-маринист, мастер научно-популярных повествований, Игорь Анатольевич Квятковский.

Результат налицо

Конец июня 1988 года, отредактированная рукопись сдана в набор. Нынешние издатели уже и не знают, что это такое – высокая печать, горячий набор, обмен корректурами между типографией и издательством: работа с одной корректурой, с двумя корректурами.
Полгода уходит на исполнение необходимых производственных действий. Январь 1989 года, последняя корректура подписана в печать. Еще через пару месяцев чудодейственный процесс завершается. Пачки книг покидают территорию «Типографии имени Ивана Федорова».

* * *

Тираж «Школ под парусами» непостижимо велик – 108 тысяч экземпляров! Советского образца книготорговая сеть действует без осечек. Очень скоро книга появляется в книжных магазинах Ленинграда, Москвы, Мурманска, Калининграда, Одессы, практически одновременно.
По свидетельству очевидцев, тут и там она исчезает с магазинных полок за месяц–два.
Показательный факт: на полках магазинов старой книги это супертиражное издание начнет появляться, и то крайне  редко, лишь через пару десятков лет. То есть, расставаться с купленной книгой будут лишь потомки изначальных покупателей…

11_21: "Школы под парусами".

«Школы под парусами»

Приятно сознавать, что «Школы под парусами» приобретают не для того, чтобы, быстро разочаровавшись в книге, расстаться с ней. Бухгалтерию издательства «Судостроение» ситуация в целом радует. Научно-техническое издательство, назначенное свыше издавать в основном убыточные книги, научно-техническую литературу, получает себе в запас небольшой финансовый «жирок». Его хватает на безбедное существование издательского коллектива – более ста человек – в течение года.
Сожалеть приходится только о том, что размер тиража никак не сказывается на гонорарах авторов книги. Еще один парадокс советского авторского права: суммарный гонорар двух авторов, трудившихся над книгой практически десяток лет, получается меньше гонорара художника, трудившегося над полосными рисунками в течение трех месяцев. Но это, конечно же, пустяки.

* * *

Положительные эмоции приносит сам факт появления приметной книги. Приятны личные поздравления коллег. Радуют письма, которые начинают приходить в издательство. Удивительно приятным оказывается письмо, пришедшее самым первым – из Москвы, от родственников… Дмитрия Афанасьевича Лухманова. Письмо направил его здравствующий внук, Дмитрий Николаевич Лухманов. Капитан Митрофанов отвечает сразу же:

«Уважаемый Дмитрий Николаевич!

Ваше письмо оказалось первым откликом на выход в свет книги «Школы под парусами». Только этого было бы достаточно нам для того, чтобы проникнуться чувством глубочайшей признательности. Но представьте себе наши эмоции – первым читателем стал уважаемый человек по фамилии Лухманов!»

* * *

На исходе 1989 года приходит и вовсе неожиданное подтверждение факта успешности издательского проекта, именуемого «Школами под парусами». Из московской Госкомпечати, своего рода министерства печатного слова, приходят дипломы, высоко оценивающие труд издателей и авторов. Капитан Митрофанов получает извещение с такими словами:

«Всесоюзное общество «Знание», Госкомпечать СССР
Всесоюзный конкурс на лучшее произведение научно-популярной литературы

ДИПЛОМОМ второй степени
Награждается Митрофанов Петр Сергеевич
автор книги
«Школы под парусами»: учебный парусный флот XVIIIXX вв.»
Судостроение, г. Ленинград

Председатель жюри А. Яншин»

11_22: Диплом II степени.Капитан Митрофанов, по своей внутренней сути и деяниям – человек всесоюзного масштаба, вынужденно отошедший от своих профессиональных трудов, потому как бы задвинутый бездушной судьбой «в тень», получает признание на высоком государственном уровне.

Такой отзыв, тем более, неожиданный, дорогого стоит. Не будет преувеличением сказать, что заряд бодрости, полученный «неработающим пенсионером», дарит капитану Митрофанову дополнительный год активной жизни, активной творческой жизни.

Этот год моряк и литератор проводит, занимаясь перепиской с критиками и почитателями книги.

Критиков значительно меньше, неконструктивная критика практически отсутствует. Отвечать на получаемые письма не очень легко – слабеет зрение, но очень приятно. Самые яркие эпизоды  текущего бытия – очередные посещения «Седова», встречи с многочисленными еще ветеранами «Седова» и «Крузенштерна».

* * *

Миновали времена, в которые члены экипажей «Седова» и «Крузенштерна» с определенной ревностью поглядывали друг на друга. Давно уже ветераны этих судов считают себя единой командой, к сожалению, редеющей год от года. Но есть нечто, чего никто и никогда не сможет отнять у них. Богатство это – путь, пройденный ими от дней начала восстановительного ремонта до дней мировой славы кораблей их молодости, нынешних учебно-парусных судов «Седов» и «Крузенштерн».

11_23: Мало кто мог бы повторить такое...

Мало кто смог бы повторить такое… (конец 1940-х годов)

11_24: Под благословением адмирала Макарова...

Под благословением адмирала Макарова (конец 1980-х годов)

Финал

Пусть, человеческие силы не бесконечны, свой жизненный ресурс капитан Митрофанов использует до последней капли сил и энергии. Его уход из жизни происходит 1 сентября 1991 года, через десяток дней после бессмысленной вспышки и бесславного провала ГКЧП.

* * *

И в своем уходе капитан Митрофанов своеобычен, по-своему неповторим. Не слишком горюя по поводу того, что земной путь homosapiens вообще-то не бесконечен, пребывая еще в умеренном физическом здравии, не раз говаривал он родным и близким, и собратьям ветеранам, что тягостны ему мысли о каких-то могильных камнях и родственниках, которые должны будут посещать его будущее захоронение.
Место моряка – в океане. Как при жизни, так и после нее, так считал он. Об этом сразу же, как только завершилась скромная процедура прощания с капитаном, заговорили былые его соплаватели…
И решение принимается единогласно. Береговую часть организационных хлопот берет на себя Вадим Иванович Нечаев, отошедший к тому времени от морских дел. Позаботиться об океанской части соответствующих действий соглашается, считает себя обязанным выполнить просьбу старого капитана – действующий капитан УПС «Седов» Алексей Борисович Перевозчиков.

* * *

Немалое время ушло на ожидание подходящей ситуации, эти месяцы прах капитана Митрофанова оставался непогребенным. Какое-то время урна пребывала на берегу, недолгое время потом – на борту «Седова». Для приема урны, кажется, пришлось организовать внеплановый заход парусника в Калининград.
Психологическая тяжесть ответственности, и даже нечто большее, ложатся, конечно же, на плечи А.Б. Перевозчикова. Можно называть это психологической нагрузкой, можно выражаться в терминах туманной мистики, но путь от Калининграда до Биская, с прахом на борту, получается каким-то не очень счастливым.
Достаточно заметить, что еще при выходе из калининградского порта «Седов», управляемый более чем умелыми моряками, впервые не вполне вписывается в выходные ворота. Кажется, возникает нечто похожее на скоротечную посадку на камни, что, естественно, никого не радует…

* * *

Но вот он, однако, день четко проведенной церемонии. Сохранилось любительское видео, Среди его эпизодов: построение курсантов на палубе «Седова», крупным планом урна с прахом, слова капитана Перевозчикова, спуск на воду шлюпки, обход ею лежащего в дрейфе парусника, встреча праха с соленой океанской влагой. Алексей Борисович разжимает руки. Урна скрывается под водой, слышен траурно протяжный звук судового тифона… В вахтенном журнале появляется надлежащая запись, родным капитана Митрофанова готовится документ:

«ВЫПИСКА
из судового журнала № 284/2636 УПС «Седов», рейс № 4/38
стр. 66
12 января 1992 г. Атлантический океан

13.00 ОЛ=00,0 Парусным авралом объявили траурное построение экипажа и курсантов на церемонию предания морю праха капитана «Седова» Митрофанова Петра Сергеевича.
13.03 С прощальным словом выступил капитан Перевозчиков А.Б.
13.10 Спустили шлюпку № 1 на воду, В шлюпке урна с прахом. Экипаж шлюпки 5 человек во главе с капитаном судна Перевозчиковым А.Б. Приспустили кормовой флаг России.
13.20 Урна с прахом Петра Сергеевича Митрофанова предана морю в координатах ?=43°54’,5 N; ?=09°32’,5 W.
13.25 Шлюпка № 1 подошла к борту судна. Флаг России поднят до места.
13.27 Взяли шлюпку на кильблоки.

Выписка верна:                                               IV пом. к-на Айдушев
Капитан УПС «Седов»                        А.Б. Перевозчиков»

* * *

Начиная, буквально с этого же дня, уходит и растворяется та самая психологическая тяжесть. Если до этого капитан Перевозчиков и сомневался, благое ли это мероприятие, то теперь любые поводы к сомнениям просто обязаны исчезнуть, раствориться.

Карта: Район мыса Финистерре.

Район мыса Финистерре

А уже на следующий же день, происходит событие, существо которого все члены экипажа и курсанты, с легким сердцем позволяют себе толковать в откровенно мистическом смысле…

* * *

А происходит удивительное следующее: утренний океан спокоен, впереди по курсу «Седова» открывается водное пространство, усеянное какими-то плавающими предметами. Судно ложится в дрейф, на воду спускают ту же самую, кстати сказать, рабочую шлюпку. Небольшая группа разведчиков-добровольцев отправляется в ближний поход, имея целью разобраться с природой и происхождением наблюдаемых плавающих предметов.
Контакт с первым же из них позволяет установить, что обследуемые объекты – это герметичного исполнения коробки, заполненные сигаретами весьма приличной марки. Какое-то время уходит на сбор урожая. К борту парусника шлюпка возвращается, «с верхом» наполненной законной морской добычей. Богатства, собранного в море, хватает, чтобы сделать приятное всем – и экипажу, и курсантам.
Разговоры о том, что накануне был шторм и мог пострадать палубный груз какого-то контейнеровоза, пресекаются на корню. Верной признается единственная версия: это капитан Митрофанов, в прошлом изрядный курильщик, благодарит за внимание к его необычной просьбе. Именно по этому поводу он делает щедрый подарок, напутствуя добрыми пожеланиями тех, кто продолжает им начатое дело…

12_01: Радиограмма

Оказываясь на границе Биская и Атлантики, в сорока милях к северо-западу от левого верхнего угла квадрата Пиренейского полуострова, моряки и курсанты «Седова» минутой молчания отмечают прохождение памятной точки.

* * *

Тремя с половиной годами после ухода из жизни капитана Митрофанова, увы, этот мир покидает его вдова, Лидия Ефимовна Митрофанова (4 апреля 1995 года).
Но жизнь продолжается: 1 декабря 2000 года рождается первый правнук, Митрофанов Арсений Андреевич; 4 мая 2003 года появляется на свет второй правнук, Митрофанов Александр Андреевич. Наконец, 21 декабря 2006 года рождается первая правнучка капитана – Митрофанова Мария Андреевна. Счастливые родители правнуков капитана – московские жители, Митрофанова Ирина Валентиновна и Севостьянов Андрей Евгеньевич.

12_02: Коломенский, Митрофанов

Снимки двадцатилетней давности: бывшие одноклассники Г.В. Коломенский,
В.П. Митрофанов;...

12_03: Сергей Валентинович.

...Сергей Валентинович на борту УПС «Седов»

12_04: Ирина Валентиновна и Арсений.

Ирина Валентиновна и Арсений Андреевич

12_05: Арсений и Александр.

Арсений и Александр

12_06: Андрей Евненьевич и Машуня.

Андрей Евгеньевич и Машуня

* * *

Радио, телевидение и кинохроника удостоверяют тот факт, что учебно-парусное судно «Седов», которое мы вполне могли бы потерять (первый раз в 1940-х, второй раз в 1960-х годах), продолжает рассекать океанские волны – в немалой степени благодаря воле и трудам капитана Митрофанова.
До столетнего юбилея судна остается дюжина лет. Как-то они будут прожиты. Многие желают, чтобы прожиты они были в здравии и бодрости…

12_07: Обновленный "Седов".

Обновленный «Седов» в океане

12_08: Смелые люди, эти моряки...Рекомендация тем, кто излишне беглым взглядом окинул верхнее фото.

Присмотревшись, заметить можно, что над бом-брам-реем первой грот-мачты возвышается одна фигура. Несколько выше, в районе топа первого грота присутствует еще одна ликующая фигура.

Немалой смелости, заметить нужно, эти люди – моряки…

 

СПб., сентябрь 2008 года

© В.П. Митрофанов, 2008
[ наверх ] [ к Оглавлению ]